К вопросу об идеологии и ее роли в жизни общества, Чернавский

Jun 19 • ГеополитикаNo Comments on К вопросу об идеологии и ее роли в жизни общества, Чернавский

К вопросу об идеологии и ее роли в жизни общества

Ушедший в историю XX век можно назвать веком столкновения идеологий. Вся политическая история двадцатого столетия пронизана духом противоборства наиболее активных и превалирующих в этот век идеологий (либеральной, коммунистической, фашистской), исповедующих различные системы ценностей и принципиально разные мировоззренческие установки. После поражения фашистской и ухода в тень коммунистической идеологии, достаточно естественной и, казалось бы, логичной выглядит мысль о том, что либеральная идеология доказала свою жизненность и соответствие современному этапу развития цивилизации. Отсюда напрашивается вывод, что на фоне тотальной победы либерализма необходимость в существовании других идеологий полностью отпала.

 

Эта мысль получила на Западе свое теоретическое обоснование. В середине XX века была выдвинута так называемая концепция деидеологизации, или конца идеологий (Дэниэл Белл, Збигнев Бжезинский и др.). Согласно этой концепции, идеологии являются порождением мистификации, результатом мифологизированного сознания, открытой лжи в интерпретации бытия. Идеологии используются той или иной общественной группой или государством для преследования своих интересов. В современном мире, якобы, должен восторжествовать иной подход, при котором общественную реальность следует оценивать с беспристрастных, научных позиций, не позволяющих замутить разум людей навязываемыми образами действительности, искажающими и скрывающими истинное положение вещей. Поэтому на смену идеологическим трактовкам мира, по мысли теоретиков деидеологизации, должен прийти научный подход к анализу действительности, руководствующийся мотивами познания истины. Идеологии, по их убеждению, уйдут в прошлое и будут казаться последующим поколениям одной из форм недоразвитого мировосприятия, искажающего объективную реальность. При этом собственно под идеологиями творцы теории деидеологизации подразумевают различные разновидности фашистской и коммунистической идеологии, оставляя за кадром рассмотрение либеральной идеологии.

Более радикализированную версию конца идеологий представил в конце XX векаФрэнсис Фукуяма. С окончанием холодной войны человечество, по его мнению, приблизилось к конечной точке своей идеологической эволюции. Либерализм, по мнению Фукуямы, превратился в единственную универсальную идеологию, призванную объяснить устройство мира. Сознание людей все более подводится под единый стандартизированный знаменатель либерально ориентированного мировоззрения. В сфере мировой политики повсеместно насаждается либеральная демократия, а принципы индивидуальной свободы и прав человека, в трактовке Фукуямы, стали единственно возможной формой оценки человеком своего места в социальной действительности.

В противоположность теории деидеологизации на Западе была сформулирована и обоснована так называемая концепция реидеологизации, или вечности идеологий. Сторонники этой теории рассматривают идеологию как неотъемлемую составляющую существования любого общества. Они признают факт колоссального влияния идеологий через язык, письменность, средства массовой информации как на формирование отдельного человека, так и на существование целых поколений людей. Вопрос о значении и общественных функциях идеологии, оценка перспектив существования идеологий в современном мире и то, как соотносятся понятия идеология и истина мы рассмотрим на примере анализа взглядов Ойгена Лемберга и Якоба Бариона – сторонников теории реидеологизации.

Идеология, по О. Лембергу, выполняет в обществе ряд функций: социологическую, философскую, мировоззренческую, этическую, педагогическую. Социологическая функция разделяется исследователем на подфункции интегрирования, изолирования и структурирования. Идеология интегрирует общество, превращая его тем самым в работоспособную организацию: “Чем сложнее общественная жизнь, тем более нужна система общих представлений, ценностей и норм, чтобы сделать общество путем кооперации более жизненным и дееспособным, чтобы мобилизовать в индивиде необходимые качества и силы, направленные на групповую цель”.

Интегрируя, интеллектуально формируя и идейно скрепляя различные группы общества, идеология тем самым выполняет и изолирующую функцию, разделяя и обособляя различные по целям и интересам группы. При этом идеология отграничивает общественные группы как внутри общественной организации, так и по их отношению к остальному миру, представляя “собственную группу особенно ценной или привлекательной”. В этом состоит “тайна исключительности, которая характеризует все большие идеологические системы, их предрасположенность к нетерпимости”.

Помимо этого идеология еще и структурирует общество, делит его “на слой особенно верных идеологии, преданных членов и слой, которому не свойственны эти черты”, привнося таким образом в общество элемент неравенства и иерархии. Возникающая иерархия создает определенный критерий отношения членов общества к господствующей идеологии. Другим проявлением структурирующей роли больших идеологических систем является то, что “они создают наряду с существующим аппаратом власти — другой, часто столь же расчлененный аппарат идеологического руководства: партийную иерархию наряду с государственной бюрократией, церковь наряду с государством и т.д.”. При этом только идеологический аппарат “может ставить цели, другие следуют им”. Итак, идеология, по мысли Лемберга, насаждая иерархичность и изолируя общественные группы, тем самым интегрирует общество в единое целое, сообщает ему определенные цели, идейно организует и направляет общественное развитие в определенное русло.

Помимо этого, идеология мировоззренчески ориентирует отдельного человека. Так, говоря о мировоззренческих функциях идеологии, Лемберг признает за ней способность “интерпретировать мир для людей и ориентировать их в нем”. Она придает смысл существованию человека, ценностно детерминурует его поведение, обосновывает и объясняет все происходящие события, устанавливает причинно-следственные связи и очерчивает перед человеком цели мирового развития. Идеология берет на себя и нравственную задачу — указывает, что “хорошо, что плохо, что “выше”, что “ниже”. Педагогическая функция идеологии, по Лембергу, придает смысл процессу социализации индивида, что заключается в идентификации индивида с системой ценностей и норм, которые несет в себе каждая идеология.

Итак, Лемберг приходит к выводу, что идеология есть “система приведения человеческого общества в движение и управления им”. Исследователь видит основную задачу идеологических систем в “удовлетворении потребности, направленной на постижение мира, на ориентацию отдельной личности в этом мире, на развитие системы ценностей и норм, которая ставила бы цели и управляла поведением индивида, и, наконец, в организации групп, разделение труда внутри которых необходимо для решения жизненно важных задач при угрожающих существованию группы обстоятельствах”. Идеологические системы, по мысли Лемберга, будят деятельность человека и управляют ею. Освободившись от власти инстинкта, современный человек, по мысли немецкого исследователя, вынужден искать мировоззренческую опору в сфере идеологий.

Вопрос о том, насколько идеология научна и как отстаиваемые ею положения соотносятся с объективным положением дел — является одним из принципиальных в понимании сущности идеологии. Лемберг считает неправомерной саму постановку вопроса об истинности идеологии. Истинность, по его мнению, не есть цель идеологии. Функции идеологий нисколько не зависит от истинности содержания идеологических постулатов. Тем более, что сама структура идеологических систем не допускает и всячески пресекает попытки суждений об их истинности и ложности. Отсюда, если идеология и истина взаимоисключающие друг друга понятия, то идеология должна базироваться на нерациональных (или иррациональных) основах. Лемберг утверждает, что идеология вытекает из элементарной потребности верить, отсюда следует вполне справедливый тезис о том, что идеология покоится на вере и носит по сути своей религиозный характер. Суждение об истинности или ошибочности идеологии определяется верой: “Спрашивается, — пишет Лемберг, — что мог бы сделать человек, даже опирающийся на современную высокоразвитую науку, — с одними лишь доступными ему познаваемыми и доказуемыми истинами, если бы он был лишен возможности мыслить нечто неподдающееся исследованию, проектировать из познанных и доказанных истин такую систему, благодаря которой он способен осознать свое место, роль в мире и выполнить эту роль”. Помочь человеку в этом может лишь определенная система представлений, ценностей и норм, то есть — идеология. Функции ориентации, мотивации и определения мировоззренческих установок человека, выполняемые в традиционном обществе религией, в современном мире стали прерогативой идеологии.

Отсюда главным в подходе к идеологии становится не ее оценка на предмет соответствия некоей научно обоснованной объективной истине, а рассмотрение идеологии с позиций выполненяемых ею конкретных социально значимых функций : “…Идеологию следовало бы определить как систему представлений, идей, объясняющих мир, и вытекающих отсюда ценностей и норм, которые побуждают и дают возможность индивиду, общественным группам или человеческому обществу действовать. Сложность таких систем запрещает судить о том, являются ли они “истинными” или “ложными”, ибо каждая из них содержит, очевидно, истинные и ложные положения. И поскольку их общественная роль или функция не столь уж зависит от большей или меньшей их истинности, то исследование этой функции, пожалуй, возможно при условии отказа — пусть временного — от суждений относительно истинного содержания в данных системах”. Итак, целью идеологий, по мысли Лемберга, является не истина, а выполнение общественно-значимых функций управления, воспитания и мировоззренческого самоопределения как отдельного человека, так и социальных групп.

Якоб Барион разделяет предложенную Лембергом трактовку социально-мировоззренческих функций идеологии. По мысли Бариона, “идеологии дают человеку общую ориентацию в жизни, цели и задачи, подготавливают его к осуществлению этих целей, дают систему ценностей и норм для его поведения”. Исследователь отстаивает схожую с Лембергом позицию и по вопросу об истинности идеологии. Барион разводит понятия идеология и истина, и считает, что в основе любой идеологии лежат не разумные доводы, не научные знания, а вера, которая всегда носит характер догмы.

Определить сущность идеологии Барион пытается через понятие мировоззрение. Мировоззрение, по мысли исследователя, является основой идеологии и трактуется им как система взглядов человека на мир, куда входит, в частности, и вопрос о смысле существования человека. Однако на вопрос о смысле жизни невозможно ответить научно, так как “не существует таких доказуемых аргументов, на которые при этом можно было бы опереться. Однако в мировоззренческих системах учитывается, что для человека этот вопрос имеет огромное значение”, поэтому идеологии “предлагают человеку универсальную картину мира и указывают, как он должен понимать мир и как себя вести”. Таким образом, мировоззрение, по Бариону, основано на вере и требует “духовного подчинения”.

Мировоззрение, становясь компасом человеческой жизни, претендует на свои права во всех областях жизни. Претензии эти основываются на убеждении в знании абсолютной истины — в этом, по Бариону, и кроются начала всякой идеологии. Но истины эти невозможно проверить на предмет соответствия реальному положению дел: “Системы, претендующие на полное обладание абсолютной истиной, нельзя ни доказать, ни опровергнуть научно”. Они являются “продуктом не науки, а веры”. Итак, по мысли Бариона, идеология проистекает из чувства веры и характеризуется не рациональными доводами, а лозунгами, традициями, желаниями, предрассудками, легендами, призывом к чувствам, ссылками на авторитет. Таким образом, целью существования идеологии, по Бариону, является не стремление к истине, а следование интересам того или иного государства, идеология, по мнению немецкого исследователя, обосновывает и утверждает в общественном сознании авторитет власти.

Итак, мысль представителей теории деидеологизации о конце идеологий сама по себе крайне идеологична. Идея освобождения человечества от ложных, мистифицированных форм интерпретации действительности, озвученная в середине XX века в рамках теории деидеологизации, призвана была, в конечном итоге, обосновать сформулированный ближе к концу века тезис Френсиса Фукуямы о господстве над всем миром либеральной идеологии.

 

Более верно, на наш взгляд, сущность идеологии раскрывается в концепциях сторонников теории реидеологизации. Представители этой теории (О. Лемберг и Я. Барион) справедливо считают идеологию неотъемлемой составляющей общественного бытия. Идеология, на их взгляд, выполняет в обществе функции управления, социализации и мировоззренческого самоопределения граждан. Данное понимание немецкими исследователями идеологии согласуется с общепринятым среди европейских социологов определением этого понятия: “Идеология — это система идей, лежащая в основе самопонимания, культурного творчества и политических действий коллектива — будь то государство, нация или большая интегрированная группа”.

Таким образом, попытки подвести мир к единому идеологическому знаменателю, навязав всем народам либеральную идеологию, неизбежно приведут к усилению тоталитарных тенденций. За утверждениями о конце идеологий и призывами признать либерально-демократические принципы мировосприятия единственно истинными скрывается, на наш взгляд, не что иное, как экспансия либерализма. Либеральная идеология, единый, американизированный жизненный стандарт, культ товарного потребления приведут человечество к невиданным в прошлом формам зависимости и контроля над человеческим сознанием, над поведением, желаниями и потребностями людей.

Поэтому идеологию следует рассматривать не с позиций ее соответствия истине, так как это противоречит сущности идеологии и приводит к желанию силового навязывания всем странам одной идеологии, признанной истинной, а с точки зрения выполняемых идеологией функций, которые заключаются в интеграции того или иного общества в единое целое, в управлении этим обществом, в обозначении путей и целей общественного развития, в обосновании авторитета государственной власти и в мировоззренческом самоопределении человека.

Михаил Чернавский

– далее по теме

Просмотров: 2,182
 
Оцените запись:
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (голосов: 2, средний: 5.00 из 5)
Loading...

Похожие Записи

Оставить комментарий

Ваш Email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

 

« »