Сказка про диктатуру, диктатура безумия

Jun 19 • ГеополитикаNo Comments on Сказка про диктатуру, диктатура безумия

Зачем им все богатства?

(дополнения к сказке о 5%)

На нашем сайте есть статья с названием Хочу весь мир и еще 5%. Про банкиров. Это сказка, где на очень простом сказочном примере поясняется как работает современная финансовая система США. Точнее – общемировая финансовая система, ибо финансовая система США стала уже общемировой паутиной, включающей в себя почти все финансовые потоки. Сказка лежала давно, но как-то никто особо её не замечал. Но вдруг пробило. Кто-то сослался на форуме, кто-то прочитал, да не понял, зашёл спор и вот уже на нескольких форумах идёт бурное обсуждение. Вдруг выяснилось, что сказка неимоверно искажает действительность!

Тема классовой борьбы не раскрыта, а главные злодеи капиталисты-эксплуататоры не просто остались в тени, а вообще выставлены положительными героями, “белыми и пушистыми”. Наиболее активный критик сказки пытался даже найти недостающие 5% внутри 100% денежной массы! Мне пришлось поучаствовать в дискуссии в надежде на то, что уж путаницу с элементарными лишними 5% можно как-то распутать за конечное время. Но всё оказалось сложнее. Идеология не требует доказательств. Она требует веры. И если уж с 5% сказка не напутала, то “скрыла” хищную сущность капитализма и направила “борьбу пролетариата” в ложное русло. Конечно, ничего особенного сказка не скрывала. И “пролетариату” совершенно “по-барабану” какие-то сказки. У него уже телевизор есть кроме цепей. Ну не был её автор коммунистом, возможно и про Маркса слышал только в страшилках американского кино. Просто автор писал о другом. О долге, который навис над американской нацией (да и над всем миром) перед частной банковской системой. Мне не жаль американскую нацию, которая имела глупость посадить себе на шею Ротшильда, но поскольку планы (да и реальное влияние) Ротшильда очевидно шире, нежели границы США, то сказка представляет интерес и для представителей других народов. Нас в том числе.

Вообще смысл сказки прост до предела. Ввод денег в экономику страны происходит только путём кредита. И поскольку денежная масса ограничена именно этим кредитом, то процент по кредиту не может быть выплачен принципиально. Ну откуда взяться лишним 5%, который банк устанавливает при ссуде, если вся денежная масса образуется только в качестве кредита этого банка? Факт, что в системе нет иного источника денег (грубо говоря второго или третьего печатного станка) однозначно приводит к выводу, что процент по кредиту не может быть возвращён банку эмитенту в срок принципиально. По закону сохранения общей денежной массы. Не смотря на число оборотов этой массы внутри финансовой системы за год, инфляционных или иных явлений. Процесс постоянного накопления общего долга просто является результатом самой процедуры ввода денег в оборот через кредит. К чему это реально привело, показывает первый график. Долг американцев достиг 44 триллионов из которых 35 триллионов – долг внутренний. Как происходило накопление такого долга – тоже не составляет секрета:

sd2

Агрегат М3 – это общая денежная масса в обороте (не только наличная, составляющая порядка 10% от общей!). Сейчас эта масса составляет около 10 трл. долларов и с марта этого года ФРС перестал публиковать данные по этому важнейшему параметру экономики. Процентная ставка составляет 5,25%. Желающие могут прикинуть на калькуляторе размер ежегодного обслуживания долга, которая накладывает такая масса долларов, выпущенная в оборот в результате кредита. Это более военного бюджета страны. Сама финансовая система устроена так, чтобы постоянно происходил процесс накопления долга населения перед банкирами, его возврат принципиально невозможен. Более подробно реальную ситуацию с долгами описывает статья Шелдона Эмри. “Миллиарды – банкирам, долги – народу”. А историю банков можно узнать здесь.

Принципы работы финансовой системы не должны вызывать вопросов. Они достаточно известны. “Операции с частичным резервированием” – так называют сами банкиры процесс кредитования без наличия достаточных активов у самого банка. Банк даёт в долг “несуществующие” деньги. Создание денег в экономике именно такой операцией и обеспечивается. Но какая конечная цель у подобной системы? Если бы банкиры потребляли в конце концов те средства, которые получали в результате ссуживания несуществующих первоначально денег, то система бы была сбалансирована и не приводила бы к накоплению долга. Банкиры возвращали бы 5% в оборот своими тратами и должник имел бы возможность их “найти” в обороте и вернуть. Однако ситуация иная. Банкиры предпочитают не тратить эти деньги, а копить долг. К тому же потратить 5% от всего денежного оборота страны – задача практически невыполнимая. 500 млрд. долларов ежегодно – эта такая, понимаете, сумма, что её не съесть. Бриллиантами не надеть и яхтами не прокатать. К тому же речь идёт уже о значительно большей сумме, нежели годовые проценты с оборота денежной массы. Полный (накопленный!) долг – это 35 триллионов и проценты уже капают с них. “Накапывает” более полутора триллиона в год. Можете себе представить как их можно потратить? В частном порядке?

Естественно, таким образом, что вопрос о смысле долга становится центральным. И речь уже не о сумме долга. Это частность. Вопрос в другом. Зачем деньги банкирам, которые и так их сами создают? Вопрос может показаться кому-то глупым. Ведь деньги есть стоимость! Да, но только тогда, когда она используется в обмене. Банкирам же не нужны товары по стоимости военного бюджета целой страны. Что же надо этим банкирам? Зачем им этот постоянно растущий долг, который никогда не может быть оплачен? Сказка даёт ответ. Идёт перераспределение крупной собственности. Всё большая часть национальных богатств переходит в руки “финансистам” в качестве оплаты долга. Земля и заводы, порты и пароходы, нефтяные и золотые месторождения…

Не деньги интересуют банкиров, которые, как они знают лучше всех, представляют собой лишь бумажки с цифрами, а производственный потенциал страны, земля и её ресурсы, то есть реальные, а не бумажные богатства. Заводы переходят из рук обычного промышленного капиталиста (“смертельного врага” пролетариата) в руки банкирской мафии. То, что она представляет собой именно мафию, описано в статье “Банки-убийцы”. Это практически криминальный бизнес и построен он на тех же законах, вплоть до использования этнических и религиозных принципов. Однако размер и влияние его таковы, что он подминает под себя всю государственную систему, модифицируя законы под свои нужды. Только поэтому его нельзя назвать криминальным в полном юридическом смысле слова, хотя отдельные нарушения закона, вплоть до убийств эта мафия вполне допускает при необходимости.

Но сказать, что банкирам нужны средства производства ещё не значить ответить на вопрос о смысле используемой системы. Поскольку следует следующий вопрос – зачем? Ведь им не съесть заводы, не съесть производимые ими товары. Вопрос становится всё более философским. Зачем человеку, точнее вполне конкретному клану банкиров, контроль над промышленным потенциалом целой страны или даже всего мира? Контроль над всем этим даёт реальную власть над всем обществом. В этом и смысл всей затеи с неоплачиваемым долгом. Сказка тоже даёт такой ответ, но не обосновывает его достаточно ясно. Банкирам нужна власть и вся современная финансовая система была построена именно с этой конечной целью. Но опять же, для многих читателей сказки, “политэкономически подкованных” Марксом, становится непонятным смысл захвата власти банкирами. Вот если захватить власть пролетариату, то да. Это понятно. А вот банкирами? Им-то зачем? Получение прибыли – дело понятное и вопросов не вызывает, даже если эта прибыль превышает размером все возможные потребности человека. Жадность – это вроде как естественно. А вот стремление к власти – нет. Это же Марксом не описывалось, в списке используемых постулатов не присутствует, следовательно не должно учитываться. Однако должно. Это я и попробую сейчас доказать.

Начать придётся издалека. Экономика базируется на мотивированном поведении человека, а эти мотивации требуют своего объяснения. Даже стремление к наживе, которое уже признаётся двигателем капиталистической экономики. Маркс это постулировал и потому никто даже из марксистов спорить тут не будет. Я же посмею этот постулат подвергнуть сомнению и спросить (противным голосом Жванецкого) – а почему, собственно? Страсть к накоплению есть не только у человека. Даже белочка по осени озабочена собиранием запасов на зиму. Её тоже вдруг обуревает страсть к накопительству и стяжательству – собирает ягодки, орешки, грибы… Больше чем может съесть. И ведь не голодная – осенью полно плодов. Так почему? Тут ответ, казалось бы, очевиден. Зима на носу, зимой грибов не собрать вот и запасается. Такая вот умная? Нет. Инстинкт такой. Выработался миллионами лет эволюции. “Глупые” белки, которые не запасались, до наших дней не дожили. А те, что вдруг начинали вести такую бурную деятельность в результате необъяснимой “страсти к накопительству” по осени, выжили зимой и дали потомство. Их потомство сохранило такую “страсть”, закрепило в генах.

Это и называется инстинкт – опыт предков, закреплённый в генах и выражаемыйнепреодолимым желанием к определённой деятельности. Даже годовалая белка, ничего не зная про будущую зиму испытывает эту страсть с собирательству.

Теперь обратим взгляд на человека. Человек умнее животного. Но лишён ли он инстинктов? Был бы лишён, не давал бы потомства. Инстинкт “запасания продуктов на зиму” ему тоже не чужд. Это часть инстинкта самосохранения, порождённый многовековым опытом предков. Пока есть возможность запастись всем необходимым – человек будет запасаться в предчувствии “чёрных” дней. Эта “запасливость” дала возможность выжить его предкам и она сохранилась в генах как страсть, как желание обладать всем необходимым в больших количествах. И только одно его в этом может остановить – уверенность, что “зима” не настанет. Что продуктов будет хватать всегда. Человек более гибок в отношении инстинктов – он их может менять достаточно быстро.

Итак, инстинкт стяжательства – это инстинкт “собирания запасов на зиму” и он вполне естественен. Это простая биология. Люди подвержены влиянию инстинктов в разной степени – это тоже элемент механизма эволюции. Природа оставляет возможность изменений программ поведения в связи с изменением внешних условий. И потому есть особо жадные “плюшкины” и есть особо щедрые “моты”. И те и другие присутствуют в человеческом обществе сохраняя возможность изменить программу поведения в случае изменения внешних условий. Ведь может оказаться, что жадность и стяжательство окажутся вредными в какой-то ситуации. Ну не дотащит плюшкин свои запасы по тонкому мосту через пропасть. А мот без запасов его проскочит! Если бы все люди были плюшкиными, то никто бы не выжил. Но если бы все были мотами, то люди бы не выжили в условиях суровой зимы. В общем, получается, что инстинкты в людях проявляются в различной степени. Это можно даже заметить и по половому инстинкту. Есть ведь бабники, которые за любой юбкой бегают. Они в этом не виноваты. Просто небольшая мутация и половой инстинкт влияет на поведение сильнее чем у всех остальных. Комбинация же различных превалирующих инстинктов в человеке создают у каждого его уникальный характер. Получаются плюшкины и собакевичи.

Так дело обстоит с жадностью. Причём же власть? Дело в том, что стремление к власти, к доминированию – тоже инстинкт и он тоже связан с инстинктом выживания. Устроен он несколько сложнее, но принцип тот же. Можно запастись продуктами на зиму, а можно добиться власти и отнять у запасливого продукты, если у самого не хватит. Человеческое общество имеет иерархию. У него всегда есть лидер. И лидер не обязан заботится о “запасах на зиму” сам. Ему их запасут другие. Поэтому у человека всегда есть выбор между двумя стереотипами поведения – либо “запасаться на зиму самому”, либо добиться лидерства и заставить “запасаться” других. Второй стереотип поведения называется страстью к власти, к доминированию. И он не только связан с “продуктами на зиму”. Доминирование даёт выигрыш и в половом отборе. Не только продукты, но и самки становятся добычей лидера.

Поведение человека сложнее беличьего, но в основе всё тоже стремление выжить. Белка собирает орешки, которые даёт ей природа чтобы выжить зимой, а вот человек собирает продукты чужого труда, чтобы выжить вообще. Это одно из многочисленных отличий. Собирание продуктов чужого труда может идти на различной основе. Можно уговорить человека отдать продукты его труда в обмен на что-то другое. На основе обмена “собирательством” занимается обычный капиталист-промышленник. Но собирательством можно заниматься и по-другому – отнять силой. Это более простой способ и он использовался задолго до капитализма. Для этого и существует власть. Власть в своей основе тоже имеет целью “собирание продуктов впрок” но использует несколько иной механизм. В чём-то более простой (нет обмена), в чём-то более сложный – приход к власти сложнее.

Теперь зададимся вопросом: а какую роль играет стремление к власти в развитии общества? В его истории? Настолько ли этот конкретный инстинкт значим в общественных отношениях? Думаю, что гораздо более, нежели обычная жадность. Если жадностью капиталиста Маркс обосновал свой “Капитал”, то есть капиталистическую общественную формацию, то стремлением к власти можно обосновать любую формацию. Ибо любая иерархия в обществе образуется за счёт борьбы за власть. Власть – более универсальная вещь, чем просто богатство. Имея власть, можно иметь и богатство. Поскольку власть даёт возможность отнять его у того, кто это богатство нажил “непосильным трудом”. Власть даёт и то, что обычно не продаётся за деньги. Можно даже пить кровь младенцев, если уж так приспичит. Чем полнее власть, тем больше возможностей удовлетворить свои желания. Даже самые “необычные”. Именно потому власть так притягательна для тех, кто её “понимает”. А “понимает” её не каждый. Человеку вообще сложно понять чужие мотивы поведения, поскольку люди испытывают разные чувства. Кто-то обладая музыкальным слухом испытывает наслаждение от Бетховена, а другой, глухой от рождения, никогда не поймёт, что же делают люди на концертах симфонической музыки. Люди, с различным набором превалирующих инстинктов не могут друг друга понять. Поскольку не могут испытывать одинаковых чувств. Собакевич никогда не поймёт зачем Плюшкину лишняя плюшка.

Ну что же из всего этого следует? Какая разница “простому пролетариату”, кто владеет всеми этими заводами и фабриками? Разница существенная. От мотивов поведения очень многое зависит. Капиталист жаден. Да. Ему надо всего побольше. Ну несколько гипертрофирован инстинкт собирательства, хотя у некоторых и его нет. Успех в обществе может быть желанным и по другим мотивам, а в действующей системе одно зависит от другого. Но в любом случае мотивы поведения капиталиста ведут к увеличению производства, только так он может получать прибыль. А увеличение производства идёт на пользу всему обществу, удовлетворяя потребности людей. Капитализм идёт прямым ходом в социализм, если ему только не мешать. Об этом и классики писали, но так и не смогли всех убедить. Я же в этом убеждён, но с некоторыми оговорками. Если не будет сломан естественный ход вещей. Если к власти не придут банкиры. Почему? Потому что эти люди имеют иные мотивы поведения и им не нужен рост производства. Если они придут к власти, то результатом будет диктатура, хотя сейчас они придерживаются самых либеральных лозунгов. Либерализм нужен только для прихода к власти. Потом он станет не нужным. Диктатура будет иметь другое обоснование. И для диктатуры рост производства вреден.

Диктатура означает рабство. Это обратная сторона абсолютной власти. Человек может отдать себя в рабство только по одной причине – если это становится условием сохранения жизни. Следовательно необходимо сократить производство до такой степени, чтобы люди были на грани выживания. Раб подчинялся своему хозяину не только потому, что тот его заставлял силой. Но прежде всего потому, что тот его кормил. Вторая причина была важнее, поскольку давала возможность выжить. Иной возможности добыть себе пищу раб не имел. Только поэтому становилась возможной абсолютная власть. Вероятно этот тезис тоже требует какого-то особого обоснования.

Недостаток развития производительных сил и соответствующий ему недостаток в потребляемых благах – вот основная причина рабства. Классики марксизма обосновывали поступательное развитие общества ростом производительных сил. Это абсолютно точно. Но из этого следует и обратное. Чтобы обратить это развитие вспять, необходимо сократить производительные силы общества. И это вполне возможно. Достаточно устроить войну или создать искусственно кризис. И то, и другое вполне по силам финансовой олигархии.

Диктатура означает сокращение потребления в разы, а то и в десятки раз. Только такое сокращение отбросит общество в рабовладение. Поступательное развитие общества – не доказанная теорема. Доказана лишь зависимость этого развития от развития производительных сил. И потому возврат к диктатуре, к рабовладению возможен. Ибо возможность уничтожения производительного потенциала не подвергается сомнению.

malchish.org/index.php?p=175

– далее по теме

Просмотров: 1,416
 
Оцените запись:
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (Еще нет рейтинга)
Loading...

Похожие Записи

Оставить комментарий

Ваш Email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

 

« »