Предчувствие Железной пяты, капитализм мировой олигархии

Jun 19 • За закулисьемNo Comments on Предчувствие Железной пяты, капитализм мировой олигархии

Предчувствие Железной пяты

В прошлом веке было очень много разговоров о том, что капитализм стал «социальным» и «народным». Дескать, западные элиты нашли способ, как сохранять и приумножать свои несметные богатства, позволяя богатеть и рабочим. Однако, вскоре выяснилось, что мировая олигархия сама вовсе не довольна таким порядком дел, хотя он вовсе не ущемляет интересы магнатов-капиталистов.

1. Сверхэлитарии и “лузерcкое” большинство

В прошлом веке было очень много разговоров о том, что капитализм стал “социальным” и “народным”. Многочисленные апологеты рынка (от националистов до социал-демократов) обращали внимание на высокий уровень жизни, характерный для трудящихся Запада (США и ЕС), и выводили из этого гуманизацию капиталистов. Дескать, западные элиты нашли способ, как сохранять и приумножать свои несметные богатства, позволяя богатеть и рабочим.

Однако, вскоре выяснилось, что мировая олигархия сама вовсе не довольна таким порядком дел, хотя он вовсе не ущемляет интересы магнатов-капиталистов. Да, им приходится делиться, но сама доля, которую воротилы тратят на “социальное государство” ничтожно мала – в сравнении с объемом их грандиозных состояний. По сути, это умеренная плата за собственную безопасность, которая оборачивается одним сплошным прибытком. Ведь легче же хозяйствовать тогда, когда не имеешь под боком миллионы голодных пролетариев, готовых разрушать всё “до основанья”.

Тем не менее, после крушения СССР, западные элиты стали демонтировать социальное государство, отказываясь от удобнейшей технологи, которая позволяла спокойно увеличивать свои капиталы.

Вот как характеризуют происходящее Ганн-Петер Мартин и Харальд Шуман: “… Повсюду – что в Швеции, что в Австрии, что в Испании – действует, по существу, одна и та же программа сокращения затрат на общественные нужды, урезания реальной заработной платы и ликвидации системы социального обеспечения. И везде протест кончается покорностью… Те, кто управляет глобальными потоками капиталов снижают уровни заработков своих сотрудников, читай: налогоплательщиков. Заработки как доля национального богатства снижаются по всему миру; противостоять этому давлению в одиночку не способно ни одно государство… Цены акций и корпоративные доходы поднимаются двухзначными скачками, тогда как заработная плата и рабочих и служащих падает. В то же время параллельно с дефицитами национальных бюджетов растет уровень безработицы”. (“Западная глобализация. Атака на процветание и демократию” Цит. По кн. “Константина Крылова “Времени нет”)

В чем же дело? Почему мегакапиталисты стали рубить сук “народного капитализма”, на котором они столь удобно сидят последние несколько десятков лет? Логичным было бы предположить, что сук этот вовсе не был таким уж удобным, а, напротив, вызывал озлобление и раздражение. Но это означает, что главной целью мировой олигархии вовсе не является эффективное и безопасное накопление. Но что же тогда главное для мегакапиталистов?

Как представляется, мировые элиты ставят своей высшей целью такое накопление, которое сопровождалось бы тотальным обнищанием подавляющего (точнее даже – подавляемого) большинства. Само же это большинство воспринимается элитариями как совокупность онтологически ущербных существ, удел которых — пребывать на абсолютном социальном дне. Возможно, элитарии даже не считают большинство за людей, или же ставят выше человеческого самих себя.

По мнению элитариев, ущербность большинства выражается в его неспособности сосредотачивать мегакапиталы, само наличие которых уже свидетельствует о покровительстве неких могущественных сил. (1). В представлении элитариев большинство неспособно владеть ресурсами, однако, пытается это делать. И если ему удается что-либо заполучить, то оно оскверняет богатство, которое может быть явлено в мир только по воле избранных. Поэтому претензию большинства на собственность и власть нужно подавлять всеми методами – как экономическими, так и политическими. (2)

Собственно говоря, на раннем этапе развития капитализма все так и было. Западные демократии представляли собой откровенно элитарные сообщества, в которых избирательные права имели только богатые граждане. Большинство же представляло собой бесправную толпу, которая подвергалась жутчайшему уголовно-капиталистическому террору, направленному на то, чтобы привить уважение к собственности элитариев. Так, в Англии прошлого века подростка могли повесить за незначительную кражу.

Все бы так и просуществовало – и элитарии вполне обошлись бы не только без социального государства, но и без элементарной демократии. Однако, олигархия спотыкнулась на своей же собственной социально-политической мифологии. Элитарные творцы “великих буржуазных революций” поднимали бюргеров и простонародье на бунт, апеллируя к идее равенства, согласно которой все люди — равны. Их “эгалитаризм” был направлен, в первую очередь, против самодержавной власти монархов, которые часто защищали слабых и бедных против сильных и богатых. (А. С. Панарин совершенно верно отмечал: “Старый российский гимн “Боже, царя храни!” раскрывает формулу большой централизованной государственности: “Гордых смирителю, слабых хранителю!”) Бунтовщикам внушалась мысль о том, что монарх не должен править над равными. Это право элитарии потихоньку присвоили себе, немедленно установив жуткую олигархическую тиранию.

Олигархи всего лишь прикрывались идеей равенства, однако она была всерьез воспринята многими идеалистами и моралистами, которые вполне искренне и самоотверженно бросили вызов “деспотизму”, “угнетению” и т. д. Любая идея всегда находит своих идеалистов, которые понимают ее буквально и часто серьезно препятствуют “посвященным”.

В интеллектуальном секторе элиты возникло мощное демократическое крыло, которое повело борьбу за равные избирательные права. А чуть позже, уже в самом демократическом секторе, появилось социалистическое крыло, которое потребовало равенства социального. Показательно, что демократами и социалистами очень часто становились люди весьма состоятельные (Роберт Оуэн, Фридрих Энгельс), и это оказывало некоторое деморализующее воздействие на олигархию. Более того, демократов стала поддерживать средняя буржуазия, которая все-таки не входила в категорию лузеров. Так, в Англии XIX в. средней руки буржуа активно выступали за предоставление избирательного права рабочим. И это понятно — предприниматели, не посвященные в “сверхчеловеческое” учение магнатов, желали одного – спокойно увеличивать свои доходы, для чего им были нужны грамотные, организованные работники, обладающие чувством собственного достоинства.

В течение краткого времени бесправная толпа онтологически ущербных лузеров-пролетариев была сорганизована в мощную рабочую армию, которую вели за собой талантливые полководцы-интеллектуалы.

В конечном итоге, элитарии были вынуждены дать организованному “быдлу” избирательное право, а также стали делиться с ним доходами от ограбления колоний. (Их жители, “туземцы” также рассматривались как лузеры, но уже с расовых позиций.) Тем самым, рабочие Запада стали соучастниками преступлений мегакапиталистов, выбрав, в конечном итоге, капитализм. (3)

Победа радикальных социалистов (коммунистов-большевиков) в СССР заставила олигархию пойти на новые уступки большинству, что и привело к возникновению социального государства. Это окончательно примирило западных рабочих с капитализмом, который стал “своим в доску”, “народным”. Однако, Советский Союз рухнул — неожиданно быстро и шокирующее бесславно, из чего элитарии сделали далеко идущие выводы. Они пришли к мысли о том, что “левая альтернатива”, во всех ее проявлениях – от социал-демократии до большевизма – была грандиозной иллюзией, которая ввела в заблуждение всех – или почти всех. (Во многом, так оно и было. Атеистический социализм не мог составить конкуренцию квазирелигиозному, мистическому капитализму.) Более того, альтернатива невозможна в принципе, и один лишь абсолютный капитализм может генерировать могущество, высасывая его из реальности в виде разнообразных ресурсов. Следовательно, никаких уступок онтологическим лузерам быть не должно, а их завоевания следует отвоевать обратно.

2. Атака на “социалку”

И вот, элитарии медленно, но верно разрушают здание, построенное ими же самими. Крах социального государства отчетливо виден на примере Федеративной Республики Германии (ФРГ), которая долгое время была образцом “социально-ориентированной” рыночной экономики (“рейнская модель”). В 2000-2007 году тамошний “средний класс” сократился на 5 млн. человек, с 62% до 54%. Причем аналитики компании McKinsey предсказывают, что к 2010 году он “похудеет” еще на 10 миллионов.

Растет количество бедных. Так, по данным Немецкого института экономических исследований (DIW), в 2000-2009 годах доля лиц с низкими доходами (70 % от среднегодовых) увеличилась с 18 до 22 %. В то же самое время доля лиц с высокими (150 %) выросла с 18 на 22 %.

Этому процессу весьма способствует “христианско-демократическая политика” политика канцлера Ангелы Меркель, направленная на сокращение государственных расходов. Хотя надо сказать, что ее предшественник, социал-демократ Герхард Шредер боролся с социальным государством еще более жестко. “Как ни парадоксально, стремление бизнеса сократить расходы на рабочую силу было с энтузиазмом поддержано коалицией социал-демократов и “зеленых”, — пишет Михаэль Либиг (Германия). — Тогдашний генканцлер Герхард Шредер пользуется заслуженным уважением за свои достижения в дипломатии, чего нельзя сказать об экономической и социальной политике. Так, он фактически принудил германские профсоюзы… согласиться на позицию “социального ограничения”, а в 2003–2004 годах навязал так называемую “гарцевскую реформу”. “Гарцевская реформа” преследовала две цели: 1) сокращение обязательных отчислений предпринимателей в фонд обязательного страхования безработицы, в пенсионные фонды и в медицинское страхование, и 2) сокращение длительности действия пособий по безработице. Эта политика “социальных преобразований” была продолжена правительством Ангелы Меркель, если не считать некоторых косметических корректировок начала текущего года. К февралю 2008 года в Германии официально было 3,5 млн безработных, хотя еще 2,5 млн, также фактически не имевшие работы, получали пониженное пособие – так называемое “Гарц-4”. ( “Плата за евро” )Любопытно, что германский рабочий класс, в большинстве своем проявил потрясающую сознательность – но только не классовую, а, если так можно выразиться — народнохозяйственную. Во время кризиса многие трудовые коллективы отказывались от части заработка, переходили на сокращенную рабочую неделю, жертвовали отпускными и премиями. Трудящиеся заводов Daimler предоставили “родному” концерну кредит в 280 млн. евро. Они же отказались в 2009 году от получения собственной доли доходов за предыдущий год. Выплаты были перенесены на декабрь. В результате, рабочие сэкономили концерну 1,8 млрд. евро.

Между тем, сами капиталисты даже и не думали сокращать свои доходы. Напротив, как сообщает консалтинговая компания Towers Watson, средний доход председателей правлений 29 концернов возрос на 10%, составив 3,6 млн. евро.

При этом сами магнаты выступают против увеличения заработных плат и не торопятся повышать зарплату своим рабочим: “Мартин Каннегиссер, президент Союза работодателей металлообрабатывающей промышленности Gesamtmetall, и Дитер Хундт, президент Федерального объединения союзов немецких работодателей, опять предостерегают: слишком резкий рост заработков трудящихся опасен. Сейчас “это было бы ошибкой”, объясняет Каннегиссер. Нужно препятствовать всему, что “тормозит подъем”, вторит ему господин Хундт”. (Владимир Нистеров. “Кого хоронит Европа”)

Таким образом, капиталистическая олигархия недвусмысленно показывает – какой порядок ей нужен. Рабочие должны работать больше, а получить меньше – при обязательном росте доходов самой олигархии. Какое уж тут социальное государство.

В других странах также наблюдается резкое снижение жизненного уровня. Вот, например, показательное описание ситуации, сложившейся во Франции (по которой, кстати сказать, кризис ударил не так уж и сильно): “Замораживание роста зарплат. Снижение жизненного уровня отметили 56% опрошенных французов, из них 27% заявили о существенном снижении;

– рост цен. Каждый третий в стране сменил привычные магазины на магазины со скидками, при покупке главным стала не фирма-производитель, а цена; — в 2008 году закрылось более 3 тыс. ресторанов и кафе. Если раньше в обеденное время все места общественного питания в Париже были “забиты”, то в кризис посещаемость кафе и ресторанов упала почти вдвое;

– безработица, составлявшая в начале 2008 года 7,5%, в I квартале 2010 года остановилась на уровне 9,5%… среди молодежи — 24,2%, что является абсолютным рекордом с 1975 года”. ( “Незнакомая Франция глазами инвесторов в условиях кризиса и после него”)

Социальные завоевания трудящихся потихонечку сворачивают. Всем известно про увеличение пенсионных сроков, вызвавшее массовые и продолжительные (но бесполезные) протесты. Однако, мало кто знает или помнит о том, что в 2008 году в стране были ликвидирована 35-часовая рабочая неделя – и с тех пор работодатель может заставить рабочего “пахать” сколько угодно – правда, по согласованию с профсоюзами.) Открыто заявлена программа Николя Саркози — урезать государственные расходы на 10 млрд евро на три года за счёт сокращения 100 тысяч рабочих мест, а также сократить на 10% расходы на субсидии и социальные пособия.

Впрочем, нажим на средний класс происходит не только в “социальной” Европе, но и в ультракапиталистических США. Так, шведский экономист Олаф Герземанн показывает, что доход “средних семей” в 1982-2002 годах снизился на 15 %. (“Ковбойский капитализм”)

Обнищание – это общая тенденция для всего капиталистического Запада. Капитализм следует своей природе, которая требует увеличивать количество бедных, сосредотачивая ресурсы планеты в руках элитарного меньшинства.

И здесь стоит процитировать Константина Крылова: “Судя по всему, под красивым псевдонимом “глобализации” скрывается наш старый знакомый: “империализм как высшая и последняя стадия капитализма”. Который, если кто помнит; и мыслится как глобальное (или, если хотите, интернациональное) состояние, когда вся планета полностью контролируется “классом собственников”. Со всеми прилагающимися прелестями, включая – помимо всего прочего – относительное и абсолютное обнищание пролетариата”. (“Времени нет”) Эти строки были написаны в первой половине “нулевых”, а сегодня Крылов всячески продвигает идеи “национал-демократии”, восхищается “западной моделью” и выступает за преобладание крупного частного капитала. Да, глобальный капитализм развивается и вглубь, и вширь, захватывая не только рынки, но и симпатии интеллектуалов.

Итак, мировая олигархия разоряет трудящихся, снова обращая их в пролетариат. Однако, из нынешних избалованных европейских тружеников настоящих пролетариев уже не выйдет, даже если они очень постараются. Зато их можно завезти из стран третьего мира, из Азии и Африки. Собственно говоря, их и так уже завозят, в большом количестве, что объясняют потребностью в дешевой рабочей силе. В принципе, это верное объяснение, однако, оно не дает всей глубины. “Дешевые” пролетарии с “бедного Юга” нужны не только, и даже не столько для того, чтобы чистить сортиры и помойки. Им предстоит стать подавляющим большинством западного рабочего класса. Причем, нынешняя миграция – это еще цветочки. В европейские СМИ просочилась информация о том, что наиболее масштабное вливание иностранной рабочей силы произойдет из Черной Африки. Так, Daily Express сообщает : “Евросоюз открыл в Кабо-Верде секретный центр занятости для мигрантов, желающих найти работу в Европе. Это уже 2-й шаг в проекте по привлечению 50 миллионов африканских рабочих в страны ЕС. Центр в городе Прайа стал вторым после аналогичного центра в Мали… Он будет “пилотным” для других подобных центров в Африке и Восточной Европе”. (Пересказ блогера norum)

В планы транснационального капитала входит переформатирование европейского “рабочего класса” (или “класса наемных работников”) в новый пролетариат, вкалывающий за минимальную заработную плату. И этот пролетариат должен быть как можно больше перемешан в этническом плане. Транснациональной олигархии нужна глобальная общность людей (“серая раса”), полностью оторванная от почвы, традиций и прочего, не вписывающегося в “новый мир”.

3. Глобальная тирания

Транснационалы деятельно готовят установление космополитической диктатуры олигархов. Национальные государства для усмирения зарвавшегося охлоса не подходят. Они слишком уж “заточены” под демократию. И они слишком уж социальны — по своей сути. Собственно говоря, любое государство, так или иначе — социально, ибо представляет собой надклассовую организацию, призванную регулировать отношения внутри сообщества, сдерживать аппетиты богатых, защищая бедных. Да, какая-то социальная группа может узурпировать власть, но она все равно вынуждена будет использовать надклассовый аппарат. И эта необходимость давно уже тяготит элитариев. “Только реликтовая государственность, сохранившая религиозные архетипы отношения к нищим духом как несущим отсвет высшей правды не от мира сего, только государственность, несущая в себе старый сотериологический миф, способна стать последним прибежищем “неприспособленного” большинства в обществе, где все гражданские позиции уже “заняты” приспособленным меньшинством, — замечает Александр Панарин. – Не случайно новый социальный реванш богатых, который мы наблюдаем сегодня, сопровождается новыми ожесточенными нападками на “большое” социальное государство, мешающее естественному отбору… Крепкую централизованную государственность демонтируют новые хозяева мира, руководствуясь той интуицией, что государственность прибежище бедных и слабых. Подобно тому, как государство сильно поддержкой со стороны бедных, бедные сильны политической организацией, высшей формой которой выступает государственность”. (“Стратегическая нестабильность в XXI веке”)

Итак, нам готовят всемирную диктатуру сверхбогатых. Об этом, еще в начале прошлого века, предупреждал писатель Джек Лондон в своем романе “Железная пята”. Вплоть до недавнего времени были все основания считать, что литератор-социалист сгустил краски и не заметил грядущей гуманизации капитализма. Примерно такие же претензии предъявлялись Карлу Марксу, но вот недавно выяснилось, что высмеянный классик совершенно верно писал о неизбежности абсолютного обнищания пролетариата при капитализме. И есть все основания полагать, что Лондон тоже был прав (но только не предусмотрел временного отступления олигархов).

О сворачивании демократии транснационалы задумались еще в 1970-е годы. “Важная веха в осознании “железной пятой” приближения кризиса – 1975 год, – сообщает Андрей Фурсов. – Тогда на Западе появился доклад “Кризис демократии”, написанный по заказу “Трехсторонней комиссии” С. Хантингтоном, М. Крозье и Дз. Ватануки. В докладе четко фиксируются угрозы положению правящего слоя – прежде всего то, что против него начинают работать демократия и welfare state (государство всеобщего социального обеспечения), оформившиеся в послевоенный период. Под кризисом демократии имелся в виду не кризис демократии вообще, а такое развитие демократии, которое невыгодно верхушке. В докладе утверждалось, что развитие демократии на Западе ведет к уменьшению власти правительств, что различные группы, пользуясь демократией, начали борьбу за такие права и привилегии, на которые ранее никогда не претендовали, и эти “эксцессы демократии” являются вызовом существующей системе правления. Угроза демократическому правлению в США носит не внешний характер, писали авторы, ее источник – “внутренняя динамика самой демократии в высокообразованном, мобильном обществе, характеризующемся высокой степенью (политического. – А.Ф.) участия”. Вывод: необходимо способствовать невовлеченности (noninvolvement ) масс в политику, развитию определенной апатии. Надо, мол, умерить демократию, исходя из того, что она – лишь способ организации власти, причем вовсе не универсальный”. ( “Рукотворный кризис”)

Тогда еще речь шла о том, чтобы только “умерить” демократию, хотя само уже это желание весьма показательно. (4) Но теперь уже на повестку дня встает ликвидация демократических институтов, которые могут быть использованы в борьбе за сохранение социально-экономических прав. И это вовсе не ворчание “антиглобалистов”. Сворачивание демократии недавно было предсказано ведущим теоретиком глобализации Жаком Аттали в книге “Краткая история будущего”. Этот прогноз в сжатой форме излагает Юрий Акимов : “Став единственным законом в мире, рынок сформирует то, что Аттали называет гиперимперией, необъятной и планетарной, создающей торговые богатства и новое отчуждение, огромные состояния и ужасающую нищету. Природа там будет варварски эксплуатироваться; все будет частным, включая армию, полицию и правосудие. Человеческое бытие станет артефактом, предметом массового спроса, потребители которого также стали артефактами”. (“Краткая история будущего”)

Между прочим, такие частные армии, вместе с частными полициями, уже формируются, и они готовы стать силовой базой нового мирового порядка, для диктатуры ТНК. Существуют частные военные и частные охранные фирмы (ЧВК и ЧОК), которые охраняют имущество международных дельцов, а также обеспечивают безопасность их сотрудников. В последнее время наиболее успешные фирмы были скуплены ТНК, что говорит о многом. Вот описание одной из таких фирм: “…Настоящим феноменом военного бизнеса стала чрезвычайно успешная американская фирма Blackwater. Эта компания пошла дальше всех, начав, по сути создание своей наемнической мега-корпорации… Эта компания сформировала армию, оснащенную тяжелым вооружением, боевыми вертолетами, бронемашинами Grizzly собственного производства. Было объявлено о покупке бразильских легких штурмовиков SuperTucano. В планах руководства – создание мобильной группировки для ведения боевых действий в любой точке мира, правда, только в интересах признанных правительств и ООН. Но лиха беда начало…” (Иван Коновалов. “ТНК на тропе войны”)

Конечно, пока еще корпорации не могут похвастаться наличием таких армий, какие имеются в распоряжении у национальных правительств. Но ведь все еще впереди. И в этом плане очень любопытен прогноз вице-президента Коллегии военных экспертов, генерал-майора А. Владимирова, который просчитывает возможности формирования “нового мирового порядка”: “Поскольку станет очевидным, что главным препятствием на этом пути, рано или поздно, станут национальные силовые структуры государств, то основные усилия “Альянса” (ТНК – А.Е.) будут направлены на формирование собственной военной профессиональной организации, по своим возможностям на порядок превосходящей существующие вооруженные силы отдельных (в том числе и великих) держав… Основной упор в подготовке “Армии Альянса” будет сделан на превосходящую подготовку и подавляющее технологическое превосходство ее одиночных бойцов и отдельных отрядов, способных к эффективной (и эффектной) террористической и партизанской войне. В войне эти отряды будут руководствоваться исключительно приказами своего руководства и собственной достаточно эффективной “этикой наемника”, позволяющей им гордиться своей “хорошо сделанной работой”, подчеркнутым “суперменством”, четким профессионализмом и гарантированной (личной и семьи) материальной обеспеченностью. Подготовка таких отрядов будет тщательной и неспешной, причем они будут формироваться интернациональными составами, в которых будут представлены лучшие национальные школы и стили подготовки одиночных бойцов и профессиональных военных руководителей”. (“Железная пята ТНК”)

Не исключено, что диктатура ТНК будет установлена в ходе грандиозных потрясений. Часть западного рабочего класса неизбежно поднимется на борьбу за свои права, причем в ход пойдут самые последние средства (вплоть до вооруженного восстания). Уже сегодня Европу сотрясают мощные акции протеста. Достаточно вспомнить грандиозный анархический бунт в Греции или многомиллионную забастовку во Франции, которая парализовала страну.

Вот показательное описание ситуации (сложившейся в конце сентября), очень похожее на фронтовые сводки: “В Словении в ночь на понедельник начали забастовку 80 тыс. человек (около половины госслужащих). В Бельгии во вторник утром не вышли на работу авиадиспетчеры, в результате чего во второй половине дня воздушное сообщение со страной было полностью парализовано. В среду в бельгийской столице Брюсселе Конфедерация европейских профсоюзов вывела на улицы десятки тысяч человек из 30 стран. В этот же день в Испании прошла первая за последние восемь лет массовая забастовка. По оценке испанских профсоюзов, в ней приняли участие до 10 млн человек, то есть каждый пятый житель страны (от младенцев до стариков), в Барселоне и некоторых других городах дело дошло до столкновений протестующих с полицией. В Греции бастуют врачи, портовые работники, водители грузовиков и бензовозов — в Афинах на несколько часов встал весь общественный транспорт. В Италии с 21:00 четверга по 21:00 пятницы не будут ходить автобусы и поезда, в том числе в римском метрополитене”.

И это пока только всполохи – настоящее светопреставление еще грядет (его может вызвать хотя бы вторая волна всемирного Кризиса). И если Европу (а вслед за ней и США) как следует рванет, то национальные государства окажутся не в состоянии обуздать волну революционного протеста. И тогда в ход пойдут беспощадные терминаторы из транснациональных частных армий. Они-то и усмирят “обезумившие массы”. А ТНК образуют нечто вроде Всемирного совета глобальных корпораций (идея Э. Тофлера), который станет пресловутым “мировым правительством”. Что же до национальных правительств, то их проклянут – за “национализм”, “социализм”, “милитаризм”, “популизм”.

Возникнет иерархическое общество, пародирующее традиционную иерархию. Его, кстати, великолепно описал Джек Лондон. Гениальная “Железная пята” — это картина нового кастового общества. На самом верху социальной пирамиды здесь находятся олигархи, представляющие собой не только капиталистов, но также и неких жрецов, которые всячески развивают искусство, мобилизуют общество на строительство гигантских городов и т. д. Ниже их находится каста наемных военных (вот и частные армии!), которая, на определенном этапе набрала такой вес, что стала оспаривать власть у олигархов. Еще ниже – относительно немногочисленная каста избранных рабочих. Наконец, в самом низу расположено большинство бесправных рабов.

Будущее выглядит довольно мрачным, но отчаиваться не следует. Следует бороться, всячески сопротивляясь установлению “Железной пяты”. И для этого нужно выбрать подходящее оружие. Им может быть только национальный социализм, соединяющий воедино правую и левую энергетику протеста.

1) Тут надо бы вспомнить кальвинистское положение о том, что богатство является показателем богоизбранности. Впрочем, внимательное изучение проблемы убеждает, что корни уходят намного глубже. Еще гностики учили, что люди от самого рождения делятся на разные онтологические разряды. Высший тип – пневматики (“духовные”), в которых преобладает дух. Средний – психики (душевные), в которых духовное и материальное смешано. Наконец, низший тип – гилики (плотские), в которых господствует материя. И если психики еще могут достичь какого-то высшего состояния, то гилики обречены на абсолютную смерть. О врожденном сродстве свету и тьмы учили близкие гностикам манихеи. Показательно, что бл. Августин, учение которого вдохновляло кальвинистов, первоначально был манихеем.

2) Данная сверхэлитарная идеология родилась в недрах европейской средневековой аристократии. Изначально аристократия формировалась из храбрейших воинов, которые получали некоторые привилегии от военного вождя (государя) за то, что рисковали жизнь больше всех. По мере деградации самого средневековья аристократы все меньше хотели подчиняться монархам, но всё больше думали об укреплении собственного могущества – над “массами”. Нарождающийся капитализм представлялся многим из них как идеальное средство для наращивания своей элитарной мощи. Именно аристократия, вернее ее дегенерировавшая часть, инфильтрировалась в масонство, создав из этой традиционной корпорации строителей подрывную контринициатическую организацию, ставшую авангардом буржуазных революций. Именно аристократы – новые дворяне” — провели капитализацию Англии – еще до буржуазной революции. Богатые и знатные заговорщики поднимали буржуазию на антитрадиционный бунт, прикрываясь ею и активно инкорпорируясь в нее. (При этом они направляли энергию недовольных против дворян, верных королю). И сегодня представители знатных родов уютно устроились в различных фондах, корпорациях и т. п. могущественных структурах Фининтерна.

3) В свое время Сталин так объяснил тот факт, что европейские рабочие не спешат идти за коммунистами: “Главная причина – в историческом развитии – исторические связи европейских масс с буржуазной демократией. Затем, в особенном положении Европы – европейские страны не имеют достаточно своего сырья, угля, шерсти и т. д. Они рассчитывают на колонии. Рабочие знают это и боятся потерять колонии. И в этом отношении они склонны идти вместе с собственной буржуазией. Они внутренне не согласны с нашей антиимпериалистической политикой”. (“Дневники” Г. Димитрова) Сегодня европейские рабочие становятся нищими, а их города заполняются выходцами из бывших колоний. На повестке дня – потеря самой европейской идентичности. Таково воздаяние за соучастие в преступлениях.

4) Между тем, сегодня вскрываются весьма шокирующие факты, демонстрирующие истинное отношение западных элитариев к своей “демократии”. Так, недавно были опубликованы данные Британского государственного архива, согласно которым Англия готова была поддержать государственный переворот в Италии (1976 год), призванный не допустить до власти мощную Итальянскую коммунистическую партию (ИКП). А ведь это была весьма умеренная партия, перешедшая на позиции еврокоммунизма.

pravaya.ru

– далее по теме

Просмотров: 849
 
Оцените запись:
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (Еще нет рейтинга)
Loading...

Похожие Записи

Оставить комментарий

Ваш Email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

 

« »