Как распознать секту, всё об опасности религиозных сект

Jun 19 • ОбществоNo Comments on Как распознать секту, всё об опасности религиозных сект

Как распознать секту

Сектантство – одна из основных опасностей, одно из самых главных проблем общеста. Секты – это однозначное зло, ибо секты разрушают человека полностью. Данная проблемы касается любого современного человека, особенно подростка. В первую очередь от этой напасти страдают молодые люди от 12 до 16 лет, однако и взрослые очень часто попадают в лапы различных проповедников.

sekta

Секреты деструктивных культов и тоталитарных сект

(Корпоративные тайны тех, кто любит Господа профессионально).

Почему тысячи образованных, умных и на вид благополучных людей позволяют втягивать себя в мириады культов? Чем объяснить тотальный контроль над жизнью своих последователей, которым обладают псевдорелигиозные организации? Каким образом они добиваются полной покорности и преданности своих членов? Почему их адепты порой готовы отдать жизнь во имя торжества «истинного» учения?

Тоталитарные секты вербуют своих членов очень эффективно. Но вопреки распространенным мифам, массовый гипноз, «промывание мозгов» и применение физической силы здесь не при чем. После громких скандалов и судебных разбирательств, многие крайности, свойственные прежним методикам «обращения», уже почти не используются. Гораздо чаще приемы психологического кодирования сочетаются с эффективными маркетинговыми методами и добротной рекламой.
Секрет успешности религиозно-мистических организаций прост. Они используют три основные потребности каждого человека: потребность в общности, структурированности и значимости для окружающих. Этим торгуют все культы.

В современном обществе очень распространен вирус одиночества. Тинейджеры, несчастливые супружеские пары, матери-одиночки, пожилые люди и работники крупных корпораций —– сегодня все жалуются на социальную изоляцию. Родители признаются, что их дети слишком заняты, чтобы повидаться с ними или просто позвонить им. Живущие под одной крышей супруги, каждый из которых занят своими делами, могут не общаться неделями. Клубы и дискотеки для молодежи выполняют ту же функцию, что и продовольственные рынки для разведенных женщин, утративших последнюю надежду.

Потребность в общности — это нечто большее, нежели обычное желание эмоциональных отношений с другими людьми. Она требует и крепких связей преданности между индивидуумами и организациями. Таким же образом, как человек ощущает дефицит дружеских отношений с другим человеком, он ощущает влечение к тем социальным институтам, которые, по его мнению, достойны его уважения, любви и преданности. Все мы хотим принадлежать чему-то большему и лучшему, нежели мы сами.
Это понимают во многих коммерческих компаниях, службы персонала которых прилагают усилия для культивирования «корпоративного духа». Однако результаты исследований показывают, что у работников большинства фирм остается весьма негативное впечатление от исполняемой ими «миссии». Чувство общности обычно отсутствует, поэтому термины «преданность компании», «лояльность фирме» и «корпоративная солидарность» имеют для большинства людей тошнотворное звучание. Психологический климат в компаниях остается изменчивым и эмоционально неудовлетворительным. Даже если в фирмах и стремятся придать трудовой деятельности неформальный характер — пикники по выходным, праздничные вечеринки в офисе — отношения на работе в основном остаются не более чем поверхностными.

Сегодня чувство общности — это дефицит. А религиозные культы, в первую очередь, предлагают одиноким людям безусловное принятие. Новичок всегда подвергается «артобстрелу любовью». Его окружают люди, которые предлагают ему дружбу и излучают одобрение. Эти неожиданные сердечность и внимание так высоко ценятся, что члены культов часто предпочитают отказаться от контактов со своими семьями и бывшими друзьями, жертвуют заработанные на протяжении всей жизни деньги, отказываются от наркотиков и даже от секса.

Культ продает и нечто значительно большее, чем чувство общности. Он также предлагает структурирование окружающей действительности. Культы налагают жесткие ограничения на поведение. Они требуют и создают дисциплину, а некоторые заходят так далеко, что достигают нужного уровня послушания через побои, принудительный труд или заточение.

Американский психиатр Г. Сухдео пишет: «Современное общество так богато альтернативами, а люди вынуждены так много из чего выбирать, что часто не способны эффективно принять свои собственные решения. Они хотят, чтобы другие решали за них, а они будут следовать за ними. Часто люди готовы существенно ограничить свою свободу, лишь бы принести какую-то определенность в свою жизнь». Культ же регламентирует все стороны жизни: когда есть, когда спать, когда молиться, когда заниматься сексом, когда сеять, когда собирать урожай.

Последний жизненно важный продукт, который продают религиозные культы и тоталитарные секты — это «значимость», осмысленность существования. Каждый культ имеет свою собственную версию реальности — религиозную, политическую, культурную. Культовая секта всегда претендует на обладание окончательной истиной. Те, кто живет во «внешнем мире» и неспособны принять ценность этой истины, объявляются либо заблуждающимися, либо «слугами сатаны». Имеет место жесткое разделение на «Мы» и «Они». Причем для деструктивных культов «Мы» — это всегда «настоящие люди» во всех смыслах, тогда как «они» — не совсем люди (полулюди, недочеловеки, «заблудшие», «слуги дьявола» и т.п.)

В связи с этим всем деструктивным культам присуща политика «двойных стандартов». Любовь, сердечность и искренность уместны только по отношению к «своим». Что же касается «чужих», то во имя праведной и справедливой цели допускается ложь, обман, и даже физическое насилие по отношению к противникам. «Во имя дела Бога надлежит скрывать правду от Божьих врагов». Это — характерная особенность всех деструктивных учений. Она присуща и мунистам, и мормонам, и Свидетелям Иеговы, и кришнаитам, и «Белому братству», и саентологам, и сатанистам, и сотням менее известных культов.

Четко разграничивается информация для «внешнего» и для «внутреннего» пользования. Например, содержание книг и журналов для «посвященных» (тех, кто уже доказал свою надежность и входит в т.н. «внутренний круг») очень отличается от литературы для новичков и представителей «внешнего» мира. В последней обычно публикуются пропагандистские материалы. А литература для опытных членов секты — это, в первую очередь, справочники и пособия по методам вхождения в контакт, инструкции по вербовке, разговорники, в которых собраны ключевые слова и фразы, и т.п. Например, Вы можете сравнить содержание журналов «Сторожевая башня» (для всех) и «Наше царственное служение» (для «своих»), которые можно найти в библиотеках. Они издаются «Церковью Свидетелей Иеговы».

Все новички, как правило, проходят через специализированные центры обучения, где их учат методам установления контакта и способам вербовки новых членов. Культовое учение вколачивается неофиту во время круглосуточных занятий, оно проповедуется непрерывно, пока он или она не начинают использовать его терминологию, словарь и метафорический язык в процессе собственного существования. «Смысл жизни», который пропагандируется вероучением, может быть полностью абсурдным для постороннего наблюдателя, но это не имеет значения.

Содержание культового послания почти не существенно. Его сила состоит в обеспечении целостности, синтеза, в предложении альтернативы существующему положению вещей. Как только данная структура принята рекрутом секты, это помогает ему организовать большинство хаотической информации, которая бомбардирует его извне. Сразу ослабевает постоянный стресс от информационной перегрузки и путаницы, которые имеют место быть в современной жизни. Структура обеспечивает не правду, как таковую, а порядок, и, таким образом, смысл существования.

Давая членам секты ощущение, что реальность обладает определенным смыслом и что они должны донести это чувство другим людям, культ предлагает жизненную цель и последовательность в нашем непоследовательном мире. К сожалению, очень часто смысл жизни адептов учения сводиться к многочасовому попрошайничеству на улицах и охоте за новыми членами секты.
Для вербовки последователей используются разнообразные методы психологического влияния. Ф. Зимбардо и М. Лайппе в своей книге «Психология изменения установок и социальное влияние» приводят их перечень, типичный для большинства деструктивных культов и тоталитарных сект:

  • Технология “Step by step” — небольшая уступка, на которую соглашается вербуемый, влечет за собой все более и более существенные уступки: «приходи к нам — проведи у нас выходные — останься еще на недельку — отдай нам свои деньги».

  • Новичка постоянно уверяют, что принятие идеологии секты наилучшим образом решит любые его личные проблемы.

  • Сила групповой динамики. Здесь имеют значение и количество, и личное обаяние, и обходительность членов общины, вступающих в личный контакт с посвященным. Немаловажное значение имеет сексуальность — часто к новичкам специально приставляются привлекательные представители противоположного пола.

  • Отсутствие возможности протестовать или спорить: новичка постоянно пичкают все новой и новой информацией, занимают различными мероприятиями, он никогда не остается наедине с собственными мыслями.

  • Позитивное подкрепление: улыбки, вкусная пища, внимание и забота, уделяемые гостю общины и т.п.

Последний метод нуждается в уточнении. Подкрепляется и одобряется не любое поведение новичка, а только желательное. Если он произносит в ответ на вопрос то, что хотят от него услышать, вокруг расцветают улыбки, каждое его слово воспринимается с радостью. Отрицательный или неуверенный ответ — и слушатели хмурят брови, избегают его взгляда. Сгущаются тучи. В какой-то момент человек начинает понимать, что если он и дальше хочет, чтобы его окружали сердечность и внимание, он должен начать говорить и вести себя так, как хотят его новые друзья. А дальше вступает в силу один из законов социальной психологии — внешние действия постепенно становятся внутренними убеждениями.

Опасность заключается в том, что описанные психологические манипуляции происходят незаметно и членами сект не распознаются. У новичков складывается впечатление о спонтанности своих эмоций, добровольности поведения. Все психологические изменения интерпретируются ими как признаки «духовного выздоровления»
«Бомбардировка любовью» обычно проводится в наилучших психологических условиях — вдали от семьи, от друзей, от искушений. Особенно сильный эффект достигается, когда теплый прием сочетается с красотой окружающей природы. В этом случае отказаться от повторного визита бывает очень сложно.

Куда более скрытно ведется наблюдение за новичками, их проверка, тестирование, оценка. Обычно каждый новичок становится после первого визита объектом глубокого изучения. Вербовщики, миссионеры, проповедники, руководители общин высказывают мнения, иногда противоречивые, по каждому конкретному случаю. Ведутся специальные картотеки. Фиксируются изменения в поведении. Определяются перспективы и целесообразность дальнейших контактов. Дело не в том, чтобы распахнуть ворота секты перед всеми «божьими детьми», а в том, чтобы вербовать крестоносцев.

 

Все секты и тоталитарные культы систематически избавляются под разными предлогами от сочувствующих, но не обладающих нужными качествами лиц. Это — один из самых главных секретов, о котором очень не любят говорить представители данных организаций. И одно из главных отличий деструктивных культов от традиционных религий — последние обычно открыты для всех желающих.

Казалось бы, руководители и лидеры культов не должны отказывать в приеме никому. На самом деле вербовщики, как работающие на улицах, так и ходящие по домам, должны направлять в центры только «позитивных» — подходящих, специально отобранных лиц.

Из воспоминаний бывшего члена «Церкви Единения»: «Мы охотились за «идеальным новопосвященным». Он должен был примерно соответствовать следующему описанию: от восемнадцати до двадцати четырех лет, серьезный, оптимист, идеалист, верующий, с крепким здоровьем, ищущий истину и смысл жизни, с открытым характером, холостяк, не имеющий крепких связей с семьей, постоянного жилья, профессии. Но мы подходили и к другим людям, к примеру, к богатым посетителям в холлах роскошных гостиниц, к деловым людям».

Рассказ бывшего саентолога: «Мы никогда не обращались к больным, беднякам, отбросам общества. У них — больной дух и они не годятся для выполнения миссии. Нам говорили, что ими мы будем заниматься позже. Прежде всего, следовало набрать энергичных людей».
Каждому культу нужны рядовые солдаты, готовые к самопожертвованию ради пророка, но победы немыслимы без привлечения в свои ряды генералов, уже занимающих нужные посты в цитадели, которую нужно покорить. Если на улицах миссионеры устанавливают контакт по большей части с «позитивными» по их мнению молодыми людьми, то метод «стучись в каждую дверь» нацелен на обращение в свою веру представителей благополучных и привилегированных слоев общества: высокооплачиваемых специалистов, бизнесменов, адвокатов, журналистов, политических деятелей.

Обычно представители социальной элиты официально не входят в состав «семьи». Гораздо чаще они возглавляют дочерние организации и предпочитают не афишировать свои связи, особенно финансовые, с представителями того или иного культа. Организации-ширмы имеют чаще всего нейтральные названия («Общество борьбы за мир», «Международный общественный фонд», «Ассоциация за прогресс» и т.п.) и выполняют ряд функций. Во-первых, прикрывающие организации маскируют религиозное или экстремистское содержание культа, чтобы преждевременно не отпугивать потенциальных членов. Во-вторых, они служат инструментом влияния на общественное мнение и лоббируют во властных структурах интересы своих настоящих руководителей.
На сегодняшний день в странах СНГ действуют более 150 фондов, объединений, ассоциаций, которые фактически являются филиалами различных организаций религиозно-мистического толка. Много таких филиалов у «Церкви Саентологии», у «Церкви Единения», «Церкви Христа», «Детей Бога», «Общества Трансцедентальной медитации». Последнее даже имеет в ряде стран собственную политическую партию — «Партию естественного закона».

Эти и другие культы на самом деле являются транснациональными бизнес-корпорациямис жестко контролируемой организационной структурой. Это — финансовые империи, каждой из которых принадлежат сотни предприятий, газет, журналов и которые имеют храмы или филиалы в большинстве крупных городов мира.

Рассмотренные в данном обзоре принципы и методы универсальны. Они используются не только религиозно-мистическими культами тоталитарного толка, но и всеми организациями закрытого типа, культивирующими жесткое разделение на «Мы» и «Они».
Спецслужбы, террористические группировки, экстремистские организации, мафиозные сообщества, финансово-политические кланы… Как и деструктивные культы, эти объединения предлагают чувство общности, структурированность и значимость по чрезвычайно высокой цене: очень часто нужно безоговорочно отказаться от себя.
Безусловно, для большинства людей это не есть единственной альтернативой бесцельности и бессмысленности существования. Как правило, членами таких группировок становятся люди определенного психологического склада, имеющие сознательное или подсознательное стремление к такого рода «спасению». Но об этом — в следующий раз.

 

Итак, давайте пройдемся по характерным признакам всех сект.

Это будет очень полезно всем, чтобы распознать секту, маскирующуюся, например, под культурное, образовательное, благотворительное или лечебное учреждение. Секты характеризуются следующими признаками:

1. Религиозный маркетинг. Секта всегда занята религиозным маркетингом, то есть распространением своего учения и вербовкой новых членов особыми средствами. Сектантская пропаганда обращена не к уму или сердцу человека, не к высшим его побуждениям, но к страстям, к подсознанию. Религиозный маркетинг – это буквально навязывание своего вероучения в формах, исключающих рациональное осмысление. Сюда относятся все виды рекламы в средствах массовой информации, уличная реклама, почтовая реклама. Это и .назойливые приглашения посетить собрания или семинары с неопределенными названиями (“изучение Библии” – секта Муна, иеговисты; “изучение английского языка” – мормоны; “собрание всех, кто обеспокоен судьбой России” – рериховское движение, секта “Святая Русь”; “фестивали и семинары по вопросам семейной жизни” – секта Муна, “психологический тренинг, разрешение проблем общения” – секта сайентологии; “воспитание детей, благотворительные концерты” – секта “Семья”; “семинары по вопросам педагогики и медицины” – секты Акбашева). Это и частая мимикрия под Православие с использованием православных символов псевдохристианскими течениями, рериховским движением (например, “Духовный центр им. Сергия Радонежского”) и экстрасенсами, адептами движения New Age.
Агрессивный прозелитизм и психологическое давление. Религиозный маркетинг – следствие сектантской установки на постоянную вербовку новых адептов. Новичок всегда окружается особым вниманием, его сознание должно быть активно перестроено. У мунитов это называется “бомбардировка любовью”: у вербуемого создается ощущение, что именно его ждали в секте, каждое его замечание с восторгом оценивается как весьма остроумное и глубокое, его не отпускают ни на минуту, чтобы не оставить его наедине с его мыслями и переживаниями (эта методика называется “сэндвич” – два сектанта должны буквально “забутербродить” вербуемого с двух сторон и не отпускать от себя даже когда он отправляется в туалет). В секту легко попасть, но трудно выйти из нее, так как, во-первых, всегда имеется компрометирующий человека материал, собираемый при поступлении в секту на особых процедурах “исповеди” или анкетирования. Во-вторых, вступивший в секту должен совершить поступок, ставящий его вне традиционных общественных и нравственных связей: отречься от родителей, от веры своих отцов, признать, порой письменно, всю свою предшествующую жизнь ошибкой. В-третьих, желающий покинуть секту подвергается давлению и преследованию бывших своих “собратьев”, угрозам и шантажу.

2. Двойное учение. Вербовщики не сообщают тем, кого пытаются привлечь в секту, всей правды об истории секты, ее основателе и ее подлинном вероучении потому, что в сектах имеется двойное учение – одно для рекламы своей секты, для придания ей “человеческого лица”, а другое – для внутреннего пользования. Действительно, кто бы захотел посещать “семинары по Библии” у мунитов, если бы сразу был уведомлен, что основатель этой секты – оккультист, многоженец и хулиган, провозгласивший Спасителя неудачником, а самого себя – “христом”, то есть с точки зрения христианства – антихрист? Кто бы пошел в гости к рерихианцам в “Духовный центр им. Сергия Радонежского”, если бы знал, что здесь не веруют ни в Воскресение Христово, ни вообще в Бога, а, вслед за основателями, восхваляют сатану и практикуют идолослужение? Религиозные учения, навязываемые сегодня российским гражданам, в конечном счете, направлены на разрушение традиционной российской культуры, а потому всегда будут маскироваться под общепризнанные ценности.
Иерархия. Чтобы узнать скрываемое учение, человек должен быть посвящен на определенную ступень иерархии в секте. Организация секты строго иерархична. Чтобы получить какой-либо результат, например, оправдать заплаченные деньги или просто проявленный интерес и потраченное время, необходим переход на следующую ступень. Например, в секте Муна существует “лестница” из многих семинаров – вводный, однодневный, двухдневный, трехдневный, семидневный, двадцатиоднодневный, а также сложная система членства и участия в деятельности секты. В секте сайентологии Рона Хаббарда человек, оплатив и пройдя начальный курс, узнает в самом конце, что самое главное и интересное будет раскрываться лишь на следующем курсе, за который плата отдельная и т.д. То же характерно для секты последователей “живой этики”: ступенчатое посвящение в тайны “учения” по мере более активного участия в деятельности секты. Иерархическое устройство позволяет держать под строгим контролем и направлять действия членов секты на всех ее ступенях и не допускать критического отношения ни к учению секты, ни к ее лидерам.

3. Непогрешимость секты и ее основателя. Учение секты всегда претендует на то, что это высшая истина, причем истина “более свежая”, чем истины всех прочих, особенно же – традиционных религий. Эти “истины” получаются сверхъестественным путем, через “откровения”, видения, контакты с духами (например, Мун общался с духом, который назвался Христом и дал указание создать секту). Разумеется, все существовавшее в истории человечества до такого “счастливого озарения”, объявляется ошибкой и недоразумением (в секте того же Муна сектанты должны держаться мнения о том, что их родина – именно Корея, которую осчастливил своим рождением “преподобный” Мун; для “свидетелей Иеговы” любовь к Отечеству абсурдна, и солдаты, погибшие за Родину – безумцы; рерихианцы верят, что весь мир, и Россия в частности, пребывали во тьме суеверий до того, как появилась возможность читать сочиненную Рерихами “агни-йогу”.) Основатели сект – люди, наделяемые своими адептами божественными качествами, многие прямо провозглашают себя “христами”: Мун, С.Тороп (“Виссарион”), М.Цвигун (“Мария Дэви”), Т.Ф.Акбашев (считает “иисусом” не только себя, но и своих учеников), Секо Асахара, и множество других. Не иначе как “матерью мира” именуют Елену Рерих адепты рериховского движения. Общение, непосредственное или “духовное”, мысленное, с лидерами-основателями должно доставлять невероятное счастье сектантам, их распоряжения должны выполняться с энтузиазмом. По мысленному приказу от фотографии Шри Матаджи (секта “сахаджа-йога”) молодая женщина садистски убила свою полуторагодовалую дочь.

4. Программирование сознания. Членами сект становятся прежде всего люди с неустойчивой психикой, не имеющие ясных нравственных критериев, духовных и культурных знаний. Такие люди, ищущие, но не нашедшие твердых оснований в духовной жизни, как правило, легко внушаемы, то есть готовы отказаться от своей свободы и принять установки своих учителей. При этом человек получает иллюзорный смысл жизни, но мышление его может строиться лишь по примитивным схемам. В результате человек оказывается в полной зависимости от сектантского учения, участия в собраниях, указаний учителей и лидеров секты. Специалисты сравнивают сектантскую зависимость с наркотической.

5. Духовный элитизм. Членам секты внушается мысль о том, что они – единственно спасенные люди, что все окружающие – люди “второго сорта”, обреченные на погибель потому, что не разделяют учения секты. Без этого качества секта существовать не может, ведь иначе трудно объяснить себе и окружающим, почему члену секты необходимо отделиться в образе жизни от всех традиционных ценностей, почему он обязан постоянно рекламировать учение секты, почему членов секты не принимают в обществе. В сектах оккультного направления делается упор на “самосовершенствование”, то есть развитие в человеке паранормальных способностей, отличающих членов секты от обычных людей.

6. Контроль жизнедеятельности. Конечная цель сектантской организации – контроль над многими, а в идеале – над всеми сферами жизни человека. Для достижения этой цели адепты секты вырываются из привычной жизни, лишаются привычного круга общения. Во многих сектах используются особые поселения сектантов в домах или квартирах, переоборудованных под “ашрамы” или “монастыри”, часто перенаселенные. Адепты имеют интенсивный распорядок дня, ограничиваются во сне и пище, ведут напряженную деятельность, не оставляющую возможности критически осмыслить сектантское вероучение и личности лидеров. В некоторых движениях для достижения контроля над адептами прибегают к помощи психотропных средств и гипноза. В конечном счете сектанты приносят в жертву секте свое время, здоровье, имущество (квартиры чаще всего или продаются, или отдаются для устройства офисов секты или “ашрамов”), а иногда и свою жизнь. Секты редко довольствуются своим влиянием только на адептов, но обычно стремятся его распространить на членов их семей, близких людей, знакомых. Дети сектантов должны воспитываться в духе сектантского учения и вырастают преданными сторонниками. По мнению специалистов, именно из их числа могут быть сформированы отряды для осуществления террористических актов.

7. Политические цели. Многие секты, такие как Церковь Объединения Муна, “Свидетели Иеговы”, сайентология Рона Хаббарда, и другие, являются крупными промышленными и финансовыми “империями”, стремящимися получить власть над всем миром. Например, “Манифест Варнашрамы”, один из документов “Международного общества сознания Кришны”, пишет о грядущем обществе “победившего кришнаизма” как об обществе кастовом, разделенном на сверхчеловеков – кришнаитов и рабов-шудр, которым предназначен тяжелый и беспросветный труд, а всемогущая элита будет решать, например, к какому сословию будет принадлежать новорожденный младенец. “Свидетели Иеговы” вещают о необходимости устроения “нового мирового порядка” возглавляемого “единым правительством”, состоящим только из членов этой секты. Кореец Мун, основатель секты Церковь Объединения, прямо говорит о том, что его должны принять все правительства мира как своего господина.

– далее по теме

Просмотров: 4,511
 
Оцените запись:
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (голосов: 2, средний: 5.00 из 5)
Loading...

Похожие Записи

Оставить комментарий

Ваш Email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

 

« »